Инспектор отдела процессуального контроля следственного управления СУ СКР по Ставропольскому краю Евгения Купша участвует в акции «Родные герои: мы ими гордимся!»

25 Апреля 12:27

Следующий участник информационно-патриотической акции «Родные герои: мы ими гордимся!» - инспектор отдела процессуального контроля  следственного управления СУ СКР по Ставропольскому краю Евгения Купша. Ее прадедушка, Пономаренко Иван Дмитриевич родился в 1901 году в селе Подлесном Труновского района. На фронт призван Дмитриевским РВК, 1941, 1149 стрелковый полк, 349 гвардейской стрелковой дивизии, звание - гвардии  сержант, знаменосец, член КПСС, имел два ранения, награжден орденом Красной Звезды, медалями: «За отвагу», «За освобождение Праги», «За победу над Германией…» и многими другими.

         Решением Государственного Комитета Обороны с 22 августа по

5 сентября 1941 года из рабочих, колхозников, интеллигенции в городе Ставрополе формировался 1151 стрелковый полк, который вошел в состав 343-й стрелковой дивизии. Личный состав полка формировался в основном из числа жителей Ставропольского края. В составе 1151-го Ипатовского Гвардейского Висленского Ордена Кутузова III степени стрелкового полка храбро сражались ипатовцы, командиром комендантского взвода на протяжении всей войны стал гвардии старшина Пономаренко Иван Дмитриевич, житель совхоза Большевик Ипатовского района Ставропольского края, который дважды вынес из окружения Знамя полка…

        Из воспоминаний И.Д. Пономаренко: «полк принял боевое крещение 17 октября 1941 года, на шоссе Таганрог — Ростов, возле станции Синявка, рота оказалась в окружении. Сняв наше Знамя с древка, я плотно обмотал им левую ногу. Проволокой закрепил его на ноге, прикрутив к ремню, чтобы знамя не сползало вниз по ноге. Взяв в руки древко, вместе с другими бойцами выходил из окружения. К нам на помощь подоспела разведка другой роты, вместе с нею, с боями, мы вышли из окружения. В это время я был легко ранен, но знамя вынес!».

         Но этому событию, предшествовало принятие Пономаренко И.Д. военной присяги…описанное в книге его однополчанина Виктора Филипенко «Впереди-солнце»…..«Иван хорошо помнил боевой восемнадцатый год, когда Маныч занимался огнем гражданской войны. Юноша из Большой Джалги записался в отряд Ипатова. И вот теперь, в роковой для Родины час, Иван Пономаренко, рядовой комендантского взвода, снова занял место

в боевом строю: «Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Красной Армии, торжественно клянусь….».

        Еще из воспоминаний В. Филипенко, описанных им в книге

«Впереди-солнце»…. «Пономаренко очнулся от страшной боли в голове. Открыл глаза, еще не осознавая, что произошло. Над ним тяжело висело темное небо. Били по лицу крупные капли дождя. Лежа на спине, словно вдавленный в раскисшую землю, сержант вздрогнул, пронзенный мыслью: «Знамя. У него должно быть знамя полка. Он вложил красное полотнище в свою противогазную сумку, когда начальник штаба сообщил о предстоящей ночной атаке». Пономаренко пытался подняться, но бесчувственное тело было непослушно. С трудом пошевелил левой рукой и с внезапным приливом радости ощутил  прижатую спиной к земле противогазную сумку. Знамя с ним, уцелело знамя полка! Он силился припомнить, как  все произошло. Вместе с товарищами бесшумно приближался к окраине пшеничного поля. Потом, открыв стрельбу, однополчане рванулись в атаку. Через несколько минут, сразу же за пшеничным полем, преградил путь огонь минометов и артиллерии.

С грохотом заплясали взрывы снарядов и мин среди бегущих людей. Помаренко крепко прижал к груди сумку со знаменем. Рядом, сраженные осколками, падали товарищи. И вдруг мгновенно все исчезло….

       Превозмогая боль в голове, огромными усилиями он приподнялся

на руках. Затем пошевелил ногами. Где-то совсем рядом послышалась немецкая речь. Он приник к земле. Два немца, подсвечивая фонариком, отыскивали своих солдат. «Санитары», - определил Пономаренко. Они прошли в двух шагах от него и удалились.

      Тревожные мысли охватили бойца. Где теперь однополчане? И что ожидает их, если полковое знамя  попадет в руки врагов?.. Словно наяву представилась женщина, вручавшая полку знамя, в ушах прозвенели её слова: «Пусть это ипатовское знамя завет Вас к яростной мести за поруганную нашу землю! Пусть оно, как святыня, вдохновляет Вас на ратный подвиг…».

          Услышав отдаленную трескотню немецких автоматов и торопливые очереди ППШ, пополз вперед, на звуки затихающего боя. В километрах в двух неожиданно выплеснулся в небо маленький горящий шарик  трепетно повис во мгле. Он теплился в воздухе несколько минут. Потом такой же огонек взметнулся левее. Это висячие немецкие ракеты. Значит, совсем недалеко фашисты. Теперь Пономаренко двигался увереннее, с надежной, что правильно сориентировался в непроглядной тьме и до наступления рассвета успеет пробраться через  передний край противника.

          Приблизившись к переднему краю, сержант почувствовал, что его оставляют силы. Ноющее тело бил озноб. В эту минуту справа, в полусотне шагов, хлопнул выстрел и взвилась ракета. Будто ледяной водой окатило спину. Он крепко  сжал в руке рубцеватый холодный чугун «лимонки». Почти над самой головой горел вражеский «Фонарь», расплескивая мелкие огненные брызги, точно отсчитывая последние секунды жизни Ипатовского полка…Но он не сдался…

         - Вернулись наши разведчики, товарищ майор,- кричал подбегавший Борозенец. – Пономаренко вернулся.  Подхватив  Пономаренко под руки, разведчики бежали к командиру полка. Позади них однополчане салютовали из винтовок и автоматов спасенному знамени. Измученный, с головы до ног в грязи, но радостно сверкающими зубами,  с заветной  противогазной сумкой на боку Пономаренко предстал перед командиром полка. Хильчевский крепко обнял знаменосца и стоял молча, сожмурив повлажневшие глаза… Прорвался, товарищ майор, - говорил Пономаренко, - думал, не найду вас. Разведчики помогли….