Газета "Вечерний Ставрополь" публикует очерк об инспекторе отдела процессуального контроля СУ СКР по Ставропольскому краю Андрее Леонидове "С автоматом или ручкой — на защите интересов Отечества"

27 Февраля 14:28

В современной России служба в армии — это большой плюс для ребят, которые хотят затем работать в силовых структурах или госорганах, которые не желают прятаться за мамины юбки, а стремятся стать самостоятельными и успешными. Еще не так давно от армии пытались «откосить», сегодня же возвращается престиж военной службы. О своих армейских буднях нам рассказал инспектор отдела процессуального контроля краевого управления Следственного комитета России Андрей Леонидов.

Все мужчины в семье Андрея в свое время служили в армии, родной дед Илья Лашуков воевал на полях сражений Великой Отечественной войны. Уже много лет спустя его дети и внуки нашли в наградных документах историю о том, как солдат Лашуков лично уничтожил четверых фашистов. Воспитанный на таких примерах, Андрей даже мысли не допускал избежать этого важного периода в своей жизни. Впрочем, насколько он окажется важным, он понял уже потом, через пару месяцев, проведенных в «учебке»: ему стало казаться, что «гражданки» вообще никогда не было, он родился и вырос здесь, и служба никогда не закончится. А ведь до этого была не только школа, но и юридический факультет университета, то есть на призывной пункт пришел уже вполне сформировавшийся взрослый человек...

Будущий призывник в то время мечтал о службе в военно-морском флоте, точнее, о морской пехоте. Сразу три стихии манили к себе: ведь морская пехота высаживается и с воды, и с воздуха, а воюет на земле. Конечно, немалую роль в желании служить в столь серьезных войсках сыграла встреча с ветераном войны, который однажды пришел к школьникам на урок Мужества. Пройдя всю войну как раз в подразделении морской пехоты, он мог о многом рассказать. Запомнилась Андрею история о том, как боевой десант высаживался на побережье Крыма: один матрос вступил в рукопашный бой сразу с семью гитлеровцами, и сумел одолеть их.

И, к счастью, здоровье не подвело, медицинская комиссия в военкомате признала парня годным. Сразу из Ставрополя он отправился в далекую Калининградскую область, в учебный центр морских пехотинцев, первые пять месяцев службы проходили именно там. Товарищами оказались самые разные люди: были среди них спортсмены, в основном, занимающиеся различными единоборствами, даже мастера спорта, выпускники спортивных факультетов вузов. Сам Андрей до того момента особо не занимался спортивной подготовкой, только в футбол играл. Конечно, подтянуться и отжаться он умел, но здесь научили большему: бежать без остановки и не уставать; мгновенно засыпать и так же мгновенно просыпаться, не тратя драгоценное время на сладкие потягивания в постели; ценить редкие минуты отдыха...

Здесь будущую элиту армии — морских пехотинцев — учили стрелять из разных видов оружия, вплоть до пулемета, водить боевую технику, обучали тактике ведения боя в составе группы. Основным оружием для всех ребят, кроме снайперов, был автомат Калашникова, но при необходимости они должны были суметь воспользоваться и любым другим видом вооружения. И за штурвалом боевой машины пехоты каждый из них должен был чувствовать себя вполне уверенно. Калиниград - это вам не Ставрополь, зима там кардинально отличается от нашей, и когда впервые выходишь в заснеженное поле, кажется, что никакая техника не в состоянии преодолеть эти сугробы. Но, как оказалось, БМП — техника высокой проходимости, с легкостью справляется с любым бездорожьем.

Главное, чему их научили — это всегда действовать в команде. Современная армия не предполагает боя один на один с противником, если ты остался в одиночестве — увы, шансов выжить мало. Важно уметь взаимодействовать, работать сообща, правильно распределяя задачи и цели, вести огонь на ходу в составе подразделения.

Спустя пять месяцев «свеженькие» морские пехотинцы разлетелись из «учебки» к местам постоянной службы. Матрос Леонидов после распределительного центра в Севастополе был отправлен в часть, расположенную в Темрюке Краснодарского края, первое для него по-настоящему боевое подразделение морской пехоты. Разница оказалась очевидной: военная часть находится в постоянной боевой готовности, здесь за первые несколько недель он держал в руках оружие больше, чем за почти полгода в учебном центре. Несколько раз за сутки могла прозвучать тревога — после отбоя или перед рассветом — неважно, ты должен в любой момент быть готовым отправиться на выполнение поставленной задачи. В отличие от учебного центра, вся боевая экипировка находилась прямо рядом с кроватью, чтобы не терять драгоценные секунды. Коллектив стал более сплоченным, а отношения с офицерами - менее официальными: когда живешь с людьми бок о бок и готов в любой момент приступить вместе с ними к выполнению боевой задачи, тут уж не до соблюдения формальностей. Годом раньше, в августе 2008-го, в том числе из этой части отправлялась морская пехота в Южную Осетию, и позже каждый был готов к чему-то подобному...

Здесь ребят тоже учили, но давали уже более специфичные умения и знания. Поскольку основное предназначение морской пехоты — охрана порта, военных кораблей и береговых баз, а также захват баз противника, нередко приходилось отрабатывать высадку как с десантного корабля, так и и с десантных катера. Предполагается, что морская пехота умеет скрытно достигать берега, один из важных факторов их появления — внезапность, поэтому пришлось научиться плавать в полном боевом снаряжении. А вот на корабле в первое время многих укачивало. Оказывается, к этому тоже можно привыкнуть, важно только первое время перетерпеть. А поначалу многие свежеиспеченные пехотинцы спускались как можно ниже к дну корабля, там качка чувствуется слабее.

Из Темрюка Андрей Леонидов уже в должности заместителя командира десантно-штурмового взвода был командирован в Дагестан, на охрану береговой базы, расположенной в Махачкале. И этот этап службы оказался еще более насыщенным: в первый же день ребятам выдали боевые патроны, с ними они не расставались до самого окончания командировки, так же как с бронежилетами и касками. Часть находилась в постоянном напряжении: однажды через забор бросили гранату, позже на фугасе подорвался автомобиль, выезжавший за пределы охраняемой территории. Был случай, когда Андрей, заступивший с напарником в наряд, увидел бегущих по стене людей — иначе как диверсанты не назовешь. Впрочем, после окрика «Стой, стрелять буду!» те моментально спрыгнули с обратной стороны стены и скрылись. За три месяца, проведенных на берегу Каспийского моря, даже искупаться не удалось ни разу...

Кстати, учеба, по большому счету, не прекратилась и здесь. Если в «учебке» «академией воина» называли чистое поле, то в Махачкале морские пехотинцы точно поняли, что тактика ведения боя в городе совершенно иная. Дело в том, что здесь же, рядом с частью, находились дома, в которых жили семьи офицеров, их также требовалось держать под постоянной охраной.

«Мне было интересно служить, - делится своими воспоминаниями Андрей. - Многим знакомым и вспомнить нечего об этом периоде своей жизни, просто провели один год на территории военной части. А я за год трижды побывал за границей, ходил на боевых кораблях, летал на военно-транспортных самолетах. Страшно не было, было интересно — мы все время узнавали что-то новое, ну и, конечно, увидели те регионы, в которые в другое время я бы вряд ли отправился».

Когда служба подходила к концу, у Андрея Леонидова, как и у многих его товарищей, появились мысли остаться на службу по контракту, потому что в тот момент уже гражданская жизнь казалась чем-то невообразимо далеким, чем-то таким, к чему придется заново привыкать и подстраиваться. Но ведь на самом деле защищать Родину можно не только с автоматом в руках. И сегодня, с ручкой и томами уголовных дел, Андрей Леонидов также охраняет покой мирных граждан, как и в период прохождения военной службы.

http://vechorka.ru/article/s-avtomatom-ili-ruchkoy-na-zaschite-interesov-otechestva/